Далеко от Москвы

«Им, небольшим, потерян счёт,
Но жизнь рекой течёт
И в этих тихих городах…»

 

Как ни растягивай кольца автодорог вокруг столицы, не сольются никогда хипстерский центр и окраинная слободка. Наработавшийся люд пойдёт вечером в ближайший ДК железнодорожников, даже если на сцене старший бригадир депо будет читать свои нескладные вирши, воспевающие тонкое искусство шпалоукладки. Тут и отдалённость района от Садового кольца, и нереальный ценник «центровых» культурных мероприятий, и ментальная отчуждённость, если хотите, муравья от стрекозы.

 

Именно ментальность, культурный запрос и этические мерки провинции в самом здоровом смысле этого слова (люблю бывать в театрах вне столиц и смотрю не только на сцену, но и в зал) вызывает, мне кажется, к жизни такие театры, как – приготовьтесь – Московский Государственный Историко-Этнографический театр в Северо-Восточном округе, близ станции «Лосиноостровская». Помните, туда Шарапов ездил выяснять, что передавали по радио в злополучный для арестованного Груздева день? Так вот, теперь туда можно добраться как от метро Бабушкинская (пара остановок на автобусе), так и от станции МЦК «Ростокино». Так что аргумент «далеко» не работает.

 

МГИЭТ (созданный в 1988 году молодыми актерами – выпускниками старейшего в России Театрального училища имени М. С. Щепкина при Малом театре, во главе с бессменным художественным руководителем театра Михаилом Мизюковым в здании того самого клуба железнодорожников) показывает самые разные спектакли, их можно загуглить, а я побывала на представлении по пьесе А. Н. Островского «Воевода. Сон на Волге». Написана она тем же ритмом, что всем известная «Снегурочка» (помните, «В урочный час обычной чередою являюсь я на землю берендеев…» и так далее). Создатели спектакля не изменили ни слова (впрочем, финал в своё время изменил сам автор), но русскому зрителю в гены записаны все непонятные, казалось бы, слова и обороты речи. Очень интересно и приятно ощущается их пробуждение по ходу действия.

 

В центре повествования, неспешного и обстоятельного, но с нарастающим напряжением и острыми эмоциональными пиками – фигура того самого воеводы Нечая Шалыгина, тирана, коррупционера и сластолюбца. «Короля играет свита», но в данном случае работает не это, а мастерство всех актёров, прежде всего Михаила Клюшкина, у которого за внешностью доброго гиганта прячется способность мгновенно переключаться с «отца народа» на «грозного владыку» или «ласкового упыря». Личность хозяина оттеняет шут (Дмитрий Колыго), персонаж едва ли не более отталкивающий – достаточно сказать, что, получив колотушек от воеводы за рискованные шуточки, он затем неоднократно предает положительных героев, так что его появление на сцене встречаешь и смехом, и горькой досадой.

 

Положительные герои тут тоже не сказать, чтобы ходили без греха. Старостин сын-плейбой Степан, беглый острожник-атаман Худояр-Дубровин, трусоватые обыватели-посадские – все они, скорее, просто хотят жить и быть счастливыми в свою меру. Мера – именно это отличает нас с вами (положительных?) от тех, кого мы называем злодеями, независимо от того, грабят они нас на большой дороге или по букве установленного ими закона человеческого.

 

Ибо закон человеческий – ниже божьего. Нет, религиозная проповедь в театре не звучит. Скорее, в соразмерных эпохе терминах рассуждают о пределах совести и границах поступков. И происходит что-то вроде чуда. Хотя, если вдуматься, и чуду есть вполне достоверное психологическое объяснение. Так что, пусть классик и сплутовал, но можно считать, что финальный «твист» был в руце высшей.

 

Единственный недостаток – театр не даёт программки к спектаклю. Поэтому и очаровательную Марью Власьевну, и ласковую нянюшку Недвигу, и феерическую вдову Ульяну, и необоримую Олёну Дубровину я вам не представлю, как и остальных персонажей – а они запоминающиеся, яркие и очень «заземлённые», то есть настоящие. То есть – как мы, положительные «провинциалы» (где бы ни были наши фактические места проживания).

 

Приходите в МГИЭТ. Это недалеко. Так же недалеко, как век Пугачёва, Дубровского, Вия и Тараса Бульбы. На каждом витке истории человечество, очевидно, решает те же этические проблемы. Как не надо этого делать – мы узнаём всё подробнее. Значит, прогресс налицо.

 

Елена Трефилова специально для Musecube
Фотографии автора

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.