Мир людей и мир насекомых

Использовано фото с официального сайта театра

Минувший БТК-фест традиционно нашел, чем удивить и порадовать самую искушенную публику. Одной из постановок, представленных в формате MACRO, стала весьма своеобразная литературно-музыкальная композиция «Из жизни насекомых» в исполнении неподражаемой Светланы Бень (можно просто Беньки!).
Название может ввести неподготовленного зрителя в заблуждение: что, неужели Пелевин? Нет, в основу показанного на фестивале спектакля легло творческое наследие несколько позабытого поэта Николая Олейникова, участника ОБЭРИУ, соратника Хармса. Судьба его сложилась весьма трагично, а память о стихах сохранили немногие. Тем интереснее было окунуться в мир этих стихотворений и увидеть его глазами Светланы.
За музыкальную часть несли ответственность скрипка и фортепиано; иногда к ним присоединялся терменвокс. На заднем фоне к тому или иному стихотворению шел соответствующий видеоряд. Особенно красочным он был в стихотворении «Хвала изобретателям» и навевал ассоциации с советскими плакатами 20-х годов. Сама Светлана начала декламировать данный текст, подражая Лиле Брик на знаменитом плакате Родченко – эстетика авангарда была соблюдена и здесь.
Смешные и по-своему легкие истории о Дарвине, полюбившем синичку, о муравьях и стрекозах – обитателях тенистых садов, о неразделенном чувстве к мухе вызывали закономерный зрительский смех. Однако некоторые из положенных в основу спектакля стихи Олейникова, условно превращенные в песни, поражали палитрой вызываемых чувств и эмоций. Они могли бы показаться каким-то несуразными, полудетскими, нелепыми и глупыми, но за кажущейся простотой в них скрывалась настоящая бездна. Бездна тоски, страха, боли. За маской небрежной иронии – нестерпимое страдание. Вот вам яркий пример:
Страшно жить на этом свете,
В нем отсутствует уют.
Ветер воет на рассвете,
Волки зайчика грызут.
Улетает птица с дуба,
Ищет мяса для детей.
Провиденье же ей грубо
Преподносит ей червей.
Плачет маленький теленок
Под кинжалом мясника,
Рыба бедная спросонок
Лезет в сети рыбака.
Лев рычит во мраке ночи,
Кошка стонет на трубе.
Жук-буржуй и жук-рабочий
Гибнут в классовой борьбе.

Не менее пронзительно исполнила Светлана историю о таракане, ожидающего своей неминуемой гибели в руках вивисектора (для тех, кто не знает, вивисекция – это вскрытие живых существ для изучения внутренних органов в действии). Казалось бы, пустяковая история насекомого, которого и не жаль вовсе. Но Беньке удалось сделать из нее настоящую трагическую оду, от которой перехватывало дыхание, а на глазах выступали слезы. Нервный звук терменвокса добавлял настроение невыразимой тоски – смотреть на происходящее было физически тяжело. Но не потому, что спектакль плохой. Совсем наоборот: постановка задевала какие-то особые струны души, нажимала на потайные кнопки, заставляла сочувствовать и сопереживать. Тем не менее, закончился спектакль на спокойной ноте: в мире людей и в мире насекомых воцарилась тишина. Но после данной постановки ты уже не сможешь посмотреть на многие вещи прежними глазами. И прежде чем прихлопнуть надоедливого комара, невольно задумаешься: «А за что это я так с ним?».

Марина Константинова, специально для Musecube.

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.