Школа-студия МХАТ о “Школе для дураков”

Бывают удивительные совпадения. Бывает наслаждение для перфекциониста, когда тютелька попадает в тютельку, дротик в цель, а купидон в сердце. Такого идеального попадания в материал не то, что среди дипломных, — среди взрослых спектаклей не найти. Идеальное совпадение формы и содержания — на этом уже можно было бы закончить статью, но надо же как-то аргументировать восторги.

 

Произведение Саши Соколова “Школа для дураков”, можно сказать, первое постмодернистское произведение всея Руси. Удивительный текст, который хочется читать вслух, раскатывая каждый слог языком по небу и наслаждаясь: “как твое имя меня называют Веткой я Ветка акации я Ветка железной дороги я Вета беременная от ласковой птицы по имени Найтингейл я беременна будущим летом и крушением товарняка вот берите меня берите я все равно отцветаю это совсем недорого я на станции стою не больше рубля я продаюсь по билетам а хотите езжайте так бесплатно ревизора не будет он болен погодите я сама расстегну видите я вся белоснежна ну осыпьте меня совсем осыпьте же поцелуями никто не заметит лепестки на белом не видны а мне уж все надоело иногда я кажусь себе просто старухой которая всю жизнь идет по раскаленному паровозному шлаку по насыпи она вся старая страшная я не хочу быть старухой милый”.

 

Все это молодые брусникинцы умудряются показать так, что ты как будто становишься частью этого мира, живешь возле неизвестной железнодорожной станции, учишься в спецшколе, катишься на велосипеде по бесконечному дачному саду, обожаешь уплывшего в Лету учителя географии-ветрогона, и да, у тебя раздвоение личности. И поэтому, этот мир ты можешь воспринимать совсем по-другому, и он, этот мир, как-то странно хорош.

 

Молодые артисты пребывают в этом потоке сознания и чувствуют себя удивительным образом органично. И все же, “Школа для дураков”, которую школа-студия МХАТ ставит в “Школе драматического искусства” (совпадение? Не думаю!) — это прекрасно иллюстрированный текст. Занавески с детскими рисунками-раскрасками создают на сцене мир детства, который можно видоизменять, комбинировать друг с другом его составные части в зависимости от события, это текст, который можно спеть, сыграть на барабанах или даже на бокале, и все это о том, что мы — все мы — постоянно учимся, но тому ли?

 

Герои вроде есть, а вроде нет. Потому что артисты ловко меняются ролями, деля этот мир еще более калейдоскопичным, эфемерным, текучим.

 

Время в сознании раздвоенного героя течет вспять, и не случайно, вместо прощания с любимым учителем появляется надежда, что он воскреснет после смерти. И особенно трогательна эта история на фоне того, что этот курс осиротел в августе прошлого года — ушел из жизни мастер и наставник Дмитрий Владимирович Брусникин. Может, изначально эта история не задумывалась, как посвящение, но жизнь — жестокий драматург, и вышло так, а не иначе.

 

Юлия Зу специально для Musecube
Фотографии Екатерины Цветковой предоставлены организатором

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.