Синдром дяди Вани

Использовано фото из официальной группы театра

8 января на площадке «Скороход» «Такой театр» показал спектакль «Дядя Ваня» по мотивам одноименной пьесы А.П. Чехова в жанре трагикапустника. Новая постановка показывает зрителю то, что обычно остается за кадром. Посмотрев «Дядю Ваню», можно узнать о том, как делается коммерчески успешная постановка, которая собирает всевозможные премии и получает общественное признание.

В спектакле идет речь о двух реальностях: о креативной чеховской усадьбе, где каждую сцену происходит что-то неожиданное, и о суровых театральных буднях со странными режиссерскими замыслами и актерскими амбициями.
«Дядя Ваня», как известно, — пьеса культовая, пережившая огромное количество постановок, и чтобы открыть в ней что-то принципиально новое, придется совершить режиссерский прорыв. К счастью, «Дядя Ваня» «Такого театра» никакого «прорыва» делать не собирается, а обыгрывает чужие театральные открытия, позволяя зрителю увидеть изнанку современного театра.
Спектакль начинается с традиционного стендапа Игоря Грабузова, играющего роль Автора, Войницкого и самого себя. Автор собирается поставить «Дядю Ваню» – пьесу о кризисе, который объединяет персонажей этой пьесы. Тяжелые периоды жизни случаются у каждого, поэтому «Дяде Ваня» будет понятен любому зрителю. У актеров, репетирующих спектакль, тоже кризис, но намного выразительнее: в погоне за новыми ролями и признанием приходится исполнять невероятно дурацкие роли: от деда мороза до сырной палочки на детском утреннике.
Работа над пьесой Чехова происходит в режиме реального времени. Тут же обыгрываются различные варианты развития событий в «Дяде Ване». Выборочные сцены из пьесы представляются в разных стилях: «Дядя Ваня» может быть наполнен спецэффектами, как голливудский блокбастер, быть хоррором, в котором у профессора вырастает чужая нога, «креативной постановкой», где прямо на глазах у зрителя пишется картина на огромном ватмане, любовной драмой, унылой классической постановкой, где чинно выхаживают чеховские персонажи, вздыхая во время пауз… или же абстрактной, где актеры превращаются в куриц, несущих огромные яйца…
Декорации появляются в середине спектакля и состоят из огромной березы и собранного из старой мебели деревянного фасада усадьбы, который по закону жанра, в самый ответственный момент с грохотом падает вниз.
Опираясь на опыт Дяди Вани, спектакль наглядно показывает, как далеко можно зайти, бездумно и честно делая самое благородное дело, и помогает ответить на самый главный вопрос о том, как сохранить себя в чреде бесконечных перевоплощений, подстраиваясь под чужие запросы, не оказавшись тем самым Дядей Ваней от искусства, быть сырной палочкой или иметь какие-то права?
Финальная актерская истерика, где каждый из актеров рассказывает о нелегкой творческой жизни, заканчивается общим чаепитием, во время которого зрители так же оказываются на сцене.
Спектакль немного похож на «Эффект Чарли Гордона», он так же динамичен и наполнен бесконечными перевоплощениями. Эта постановка имеет для театра особое значение, потому что отсылает «К черствым именинам», самому первому спектаклю Такого театра, продолжая его традиции.
В конце спектакля, казалось бы, разрозненные обрывки из Чехова и актерские импровизации складываются в цельную картину, вписывая пьесу в наш реальный мир, или же, наоборот, наш мир становится частью бескрайней вселенной Чехова…

 

Галина Супрунович, специально для Musecube.

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.