Забытый ноктюрн: партизанскими тропами

O partigiano, portami via
O bella ciao, bella ciao, bella ciao, ciao, ciao
O partigiano, portami via
Ché mi sento di morir
(партизанская песня)

 

Меньше всего, собираясь на мюзикл с романтическим названием «Забытый ноктюрн», вы ожидаете попасть на политический детектив.

 

Автор идеи постановки и режиссёр, он же композитор и соавтор либретто Никита Родионов, как нельзя не заметить при личном наблюдении, совсем молодой человек. По крайней мере, достаточно молодой, чтобы время действия спектакля никак не могло включать его как действующее лицо. Тем более – период второй мировой войны. Однако зритель, знакомый, в силу возраста или интереса к теме с пьесами «Наш человек в Гаване», «Этот странный русский» и подобными им, окажется здесь в своей тарелке. Прочим, думается, нужно больше разъяснений, тем более, что пока «Забытый ноктюрн» представляет собой скорее намёк на спектакль – эскиз, собранный из минимального объема декораций (скорее, отсылающих нас к студенческим этюдам) и очень разных по фактуре, возрасту и проникновению в материал актёров.

 

Однако же, когда вы «впишетесь» в условную Италию 70-ых и примете за данность, что попали в тратторию «мистера (а не сеньора) Ричарда с дочерью», в чём вам помогут соответствующие песни и танцы, вас непременно заинтересует история этой необычной семьи, берущая начало в мрачных годах правления Муссолини и краха военной политики Третьего рейха. Такое уж было время: семена разлук, горя и вины, посеянные тогда, по сей день дают неласковые всходы – что уж говорить об апрельском дне всего четверть века спустя после победы.

 

Не буду раскрывать всей интриги, лишь скажу, что драматизм нарастал лавинообразно, и истории любви – к ребёнку, подруге, родине – переплелись между собой и вступили в непримиримое, казалось, противоречие с чувством долга и справедливости. Короче говоря, у автора этой заметки глаза на лоб полезли… в положительном смысле.

 

Чтобы не выдать всех секретов, об артистах скажу немного, выбрав главных героев.

 

Влюблённая пара – Елена и Гаспар (Лилия Михайлова и Эмиль Салес) порадовали свободой в драматическом и музыкальном материале, живым взаимодействием, естественностью и красивым вокалом. Очень хотелось бы сохранить этот состав при любом варианте дальнейшей судьбы спектакля.

 

Исполнителю главной роли – Ричарда Баркера – Евгению Скочину выпала нелёгкая задача обернуть страсть горячего сердца в оболочку достаточно солидного возраста. Героя «наградили» хромотой от старого фронтового ранения, сединой и усталой осанкой – но важнее то, что артисту удалось передать глубину переживаний много страдавшего, очень одинокого и всем существом привязанного к юной воспитаннице отца. Без этого никакой грим не позволил бы достичь цели – вызвать в нас столь же противоречивые чувства, как испытывал бывший сержант армии Его Величества, пианист от бога и суровый мститель волей судьбы.

 

Финал спектакля ставит перед нами вопрос, на который, каждый по-своему, искали ответ герои этой истории. Заслуживаем ли мы «второго шанса»? Мы, делающие столько ошибок, а то и совершающие преступления…

 

Чтобы узнать это, нужно дать шанс «Забытому ноктюрну». Эта команда его заработала.

 

Елена Трефилова специально для Musecube
Фотографии Сабины Сабировой можно увидеть здесь

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.