Хёрст и Пулитцер: За что отцы «желтой прессы» вели непримиримую войну между собой и чем всё завончилось



Сегодня СМИ – могущественная сила, способная влиять на мнение масс и формировать само это мнение. Однако, наверное, наш мир никогда не был бы таким как сейчас, если бы чуть больше ста лет назад в Америке один издатель не догадался бы сделать новости общедоступным и броским товаром, а другой не отточил бы мастерство скандалов до высшего международного уровня. Война между Хёрстом и Пулитцером стала действительно кровавой страницей в истории, так как привела в результате к реальному международному конфликту.

Нам кажется вполне естественным, что пресса, которую мы называем «желтой», преподносит новости под броскими заголовками и порой приукрашивает факты. Однако эти приемы не всегда были обязательными атрибутами массовых изданий. Превратить новости в «горячие пирожки», сделать их не только информативным, но и занимательным развлечением придумал в конце XX века выходец из еврейской семьи, родившийся в Венгрии и даже плохо знавший сначала английский язык, но решивший, тем не менее, завоевать Америку, Джозеф Пулитцер.


Главные распространители прессы в конце XIX века – мальчишки – уличные продавцы газет (Нью-Йорк, ок. 1900 г.)

Первым изданием, преобразованным им по новому образцу, стала небольшая газета «St. Louis Post-Dispatch», издававшаяся в Сент-Луисе. На ней были опробованы новые по тем временам методы подачи материала. Мир впервые увидел кричащие заголовки, политические разоблачения, журналистские расследования. Завороженные обыватели полностью оправдали ожидания амбициозного издателя, и следующим его шагом стала уже Нью-Йоркская газета.

Однако именно в «The New York World» Пулитцер вырастил своего будущего конкурента и соперника. Молодой журналист Уильям Рэндольф Хёрст был сыном миллионера и мог бы продолжать семейный бизнес, но решил сделать собственную карьеру. Восприняв все тонкости газетного дела, он взялся за создание собственной медиа-империи. Начал он также с небольшой газеты в Сан-Франциско, выпросив ее у отца. На первом же собрании работников Хёрст озвучил принцип, ставший главным для его бизнеса: «Сенсацию можно сделать из любой чепухи, если правильно ее преподать». Так что именно этому человеку мы обязаны массой кричащих заголовков, перекочевавших на рубеже нового века из печатных изданий в Интернет.

Затем будущий медиа магнат купил Нью-Йоркское издание «New York Morning Journal» и развязал борьбу за внимание и кошельки читателей со своим бывшим учителем. Этот период так и назвали «Газетной войной». Она отличалась крайней беспринципностью и неразборчивостью в методах, пленных обе воюющие стороны не брали, а перекупали, и первым яблоком раздора стал «Желтый малыш». Это создание художника-карикатуриста Ричарда Аутколта было очень удачной находкой в пулитцеровских газетах. Лопоухий мальчик в ярко- желтой рубашке делал острые комментарии на злободневные темы. Хёрст перекупил художника, и «малыш» переселился на страницы его газет. Пулитцер в ответ нанял другого карикатуриста, и желтым цветом запестрели теперь уже издания обоих соперников. Отсюда, кстати, и пошло название «желтая пресса».


«Желтый малыш» — герой злободневных комиксов. Благодаря ему появилось выражение «желтая пресса».

Следующими шагами стали понижение цен на газету и перекупка всего воскресного репортерского отдела Пулитцера. Бывший работодатель предложил журналистам больше денег, но Хёрст поднял им зарплату в два раза и выиграл этот раунд.

Если говорить о конкретном моменте времени, то Пулитцер, не скатывающийся до откровенных подлогов и подтасовки материалов, в принципе эту войну проиграл, хотя, конечно, о его разорении речи не шло. Но он потерял часть своих читателей и в дальнейшие годы Хёрст, несомненно, превзошел его по доходам, создав огромную медиа-империю, включавшую в себя кроме 50 газет и журналов еще 12 радиостанций, 2 агентства новостей, киностудию «Cosmopolitan» и телевизионную станцию (одну из первых в мире). Считается, что к 50-м годам XX века его читателями была треть взрослого населения США. Однако в памяти потомков он остался неразборчивым в средствах бизнесменом, не выигравшим в результате для себя семейного счастья, хотя в его истории была даже «личная» кинозвезда мирового масштаба Мэрион Дэвис.


Мэрион Дэвис, звезда американского кинематографа 40-50-х годов и подруга медиа магната Уильяма Хёрста, 1936 г.


Уильям Хёрст и Мэрион Дэвис


Замок Сан-Симеон (Херст-касл) – резиденция отца желтой прессы Уильяма Хёрста, одно из крупнейших поместий в США, является сегодня национальным историческим памятником

В 1890-х годах Хёрст подпортил свою репутацию, развернув слишком активную компанию по развязыванию войны между США и Испанией. Его до сих пор подозревают в подготовке взрыва американского броненосца, послужившего началом конфликта. Таким образом, возможно, один из отцов «желтой прессы» перешел грань между освещением новостей и их созданием. Во всяком случае, сохранилась переписка Хёрста с одним из его журналистов на Кубе, бывшей в тот момент спорной территорией. В ответ на сообщение «Здесь все тихо, никакой войны нет», медиа магнат ответил: «Вы обеспечьте иллюстрации, а войну я обеспечу». Кроме того, общество не простило ему дружеских связей с Гитлером и публикаций статей Геринга в 40-х годах. Позднее Хёрст, конечно, пытался эти факты замять противоположными материалами, но полностью у него это не вышло.

А стареющий и страдающий от массы болезней Пулитцер выиграл эту информационную битву в долгосрочной перспективе, оставив о себе добрую память. В конце жизни он потратил значительную часть своего состояния на благотворительность, организовав престижнейшую журналистскую премию, носящую его имя. Кроме того, на его деньги была создана высшая Школа журналистики. Считается, что именно благодаря усилиям Пулитцера Америка сегодня имеет одну из главных своих достопримечательностей – Статую Свободы. После того как государство отказалось финансировать этот проект, именно он развернул на страницах газет настоящую информационную кампанию, сумел изменить общественное мнение и собрать требуемую сумму денег.

Незадолго перед смертью в 1911 году Пулитцер продиктовал текст, который считается его профессиональным завещанием:

«Только искреннее чувство ответственности спасет журналистику от раболепства перед классом имущих, которые преследуют эгоистические цели и противодействуют общественному благоденствию».


Памятник Джозефу Пулитцеру, установленный на его родине в Венгрии

До сих пор Пулитцеровская премия считается самой престижной наградой для журналистов. Ею награждаются публикации, имеющие большое общественное значение. Смотрите дальше 13 фотографий, которые были отмечены жюри юбилейной Пулитцеровской премии.

Источник: kulturologia.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.