Разменная монета холодной войны: как учителя из США остались без российских виз

Источник: forbes.ru

Англо-американская школа в Москве была создана еще в 1949 году американскими, британскими и канадскими властями. Сегодня в ней обучаются около 1200 детей дипломатов из разных стран, а также работают примерно 150 преподавателей. В июле 30 учителей школы получили отказ в российских визах. Это событие послужило темой статьи в New York Times, где высказано мнение американских властей, что отказ явился формой политического давления России на США. Из-за нехватки учителей школе придется сократить количество учащихся, предполагает газета.

Президент Американской торговой палаты в Москве Алексис Родзянко заявил, что отказ выдавать визы иностранным учителям повредит инвестиционному климату России. Однако Министерство иностранных дел России обратило внимание на тот факт, что преподаватели школы отправляются в Россию как сотрудники посольства по дипломатическим паспортам, несмотря на то, что учебное заведение работает как коммерческое предприятие.

Вместе с тем, американские дипломаты обращают внимание на то, что выдача дипломатических паспортов учителям, которые работают в школе при посольстве, — это норма и вынужденная мера, а не нарушение. Логика такова: дипломатический паспорт дает гражданам США иммунитет от преследования со стороны властей страны пребывания. Репетиторы и учителя, сопровождающие посла и его семью, имеют право на такую защиту, поскольку обслуживают образовательные нужды их детей, сказал автору этих строк Джон Эванс, бывший генеральный консул США в Санкт-Петербурге (1994-1997 гг.).

«Вопрос дипломатических паспортов связан с безопасностью американских граждан. Еще во времена холодной войны существовала озабоченность, что на учителей в посольских школах может оказываться давление», — ответил Эванс по электронной почте. «Даже в такие дружественные города как Брюссель, где находится штаб-квартира НАТО, учителя при посольских школах обычно приезжают с дипломатическими паспортами», — добавил он.

«Англо-американская школа в Москве — не коммерческое предприятие, а необходимость. Тот факт, что учителя получают деньги, не означает, что школа является коммерческой, — подчеркнул Эванс в ответ на просьбу прокомментировать слова российского МИДа. — Очень жаль, что образование детей дипломатов становится проблемой в российско-американских отношениях».

Отказ в выдаче виз американским учителям — очередная попытка российских властей осложнить жизнь дипломатам, уверен и эксперт Брукингского института Стивен Пайфер, работавший в американском посольстве в Москве в 1980-х годах. Во времена холодной войны учителя американских школ тоже приезжали в Москву по дипломатическим паспортам. «Это давало им дипломатическую защиту от советского правительства, так как школа считалась частью американского дипломатического комплекса», — вспоминает Пайфер.

В XX веке давление на западных дипломатов в Москве было распространенной практикой: их квартиры взламывали, шины автомобилей прокалывали, за ними устанавливали наблюдение, требовали сократить персонал посольства или отказывались выдавать разрешение на поездки в другие города России, уточнил Пайфер в личной переписке с автором статьи.

Разменная монета

Выдача дипломатических паспортов американским учителям выглядит вполне логичным и здравым решением, учитывая тот факт, что сегодня Москва и Вашингтон находятся в состояния тяжелого противостояния, напоминающего новую холодную войну. Арест американского инвестора Майкла Калви и бывшего морского пехотинца Пола Уилана посылает Соединенным Штатам определенный сигнал: Россия не гарантирует безопасность граждан США в условиях политического конфликта. «Любой иностранец, занимающийся бизнесом в этой стране, понимает, что ситуация с Майклом [Калви] может повториться с любым из нас», — говорит Бернард Сачер, проработавший в России около 20 лет.

Что касается Уилана, то ФСБ задержала его еще в декабре 2018 года по подозрению в шпионаже. До сих пор он пребывает в следственном изоляторе «Лефортово». В конце июня посольство США в Москве отправило ноту протеста в Министерство иностранных дел России «в связи с ненадлежащим обращением» с задержанным американцем. «Мы попросили расследовать эту ситуацию и обеспечить безопасность и защиту господина Уилана», — говорят американские дипломаты. Силовики утверждают, что якобы предотвратили шпионскую операцию Уилана. В России ему грозит от 10 до 20 лет лишения свободы. Его брат заявляет, что Пол приехал в Москву на свадьбу друга, но, по версии следствия, он регулярно бывает в России с 2007 года.

У России тоже есть претензии к США: в тюрьме штата Вирджиния сидит гражданка России Мария Бутина. Ее арестовали в середине июля прошлого года, но приговорили к 18 месяцам лишения свободы только в апреле 2019 года, когда она признала себя виновной в заговоре против Америки в интересах России. По версии следствия, Бутина пыталась завести в Республиканской партии «неофициальный канал связи для представителей правительства России» накануне президентских выборов США в 2016 г. Москва назвала приговор против россиянки «позорным пятном на американской судебной системе», которая выполняла политический заказ.

Таким образом, Калви, Уилан и Бутина — звенья одной цепи. Они могут стать инструментами политического давления или просто «разменными монетами» на фоне российско-американского противостояния.

Три волны

Отказ России выдавать визы американским учителям — одно из проявлений неспособности сторон к диалогу, которая сегодня приобретает систематический характер. Первая волна дипломатического кризиса приходится на декабрь 2016 года. Тогда уходящий президент США Барак Обама объявил о введении санкций против России: приказал выслать 35 дипломатов и конфисковать российскую недвижимость в Америке в связи с подозрениями в шпионаже. В частности, российские дипломаты лишились двух дач в штатах Мэриленд и Нью-Йорк, откуда предположительно велась разведка.

Вторая волна российско-американского дипломатического кризиса наступила в конце августа и начале сентября 2017 года. По просьбе российских властей посольство США в России уволило 755 сотрудников, при этом было закрыто американское консульство в Санкт-Петербурге. Соединенные Штаты также лишились летней резиденции в Серебряном бору в Москве. Примерно в это же время Госдеп США объявил о закрытии генерального консульства России в Сан-Франциско, а также ее представительства в Вашингтоне и Нью-Йорке.

Третий этап кризиса пришелся на март 2018 года, когда Россию обвинили в отравлении бывшего агента ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в британском городе Солсбери. Тогда президент США Дональд Трамп выслал из США 60 российских дипломатов и закрыл генеральное консульство России в Сиэтле в знак солидарности с Великобританией и другими европейскими странами, которые тоже депортировали сотрудников российских посольств.

«К сожалению, и Вашингтон, и Москва, переживающие тяжелые времена политического противостояния, прибегают к ограничительным мерам, в том числе и к массовым депортациям дипломатов и захвату их собственности, чтобы оказывать давление друг на друга. Это необходимо прекратить», — заключил бывший генконсул Эванс.

Удар по «мягкой силе»

Российско-американский конфликт и аресты иностранцев наносят сильный удар не только по дипломатии и экономическим отношениям, но и по культурным связям двух стран, то есть по «мягкой силе». От сокращения персонала американского посольства в 2017 году больше всего пострадало подразделение по культуре. В то же время на фоне санкций в связи с «делом Скрипаля» из Вашингтона был депортирован глава российского Центра науки и культуры Олег Жиганов.

Закручивание гаек с обеих сторон началось гораздо раньше. Осенью 2012 года Американское агентство по международному развитию (USAID) прекратило свою деятельность в России по требованию Кремля, согласно позиции США, или же из-за потери интереса к стране, если верить российской версии. Осенью 2014 года Россия запретила американскую образовательную программу для российских школьников Future Leaders Exchange (FLEX) из-за того, что один из ее участников отказался возвращаться в родную страну. Через год был закрыт американский центр в Библиотеке иностранной литературы имени М. И. Рудомино — его переместили в здание американского посольства в Москве. Летом 2015 года российские власти приняли закон о нежелательных организациях, после чего был создан патриотический стоп-лист — список некоммерческих организаций, деятельность которых Кремль признавал «нежелательной». Тогда страну покинули Национальный фонд в поддержку демократии (NED), Фонд Макартуров и другие НКО. Председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев посчитал, что многие из этих организаций «открыто требуют смены власти в России».

Сегодня ситуация в российско-американских дипотношениях только ухудшилась. Приговор Бутиной посылает тревожный сигнал тем россиянам, которые хотят заниматься публичной дипломатией в Америке. Равным образом задержание Калви и Уилана создает устрашающий эффект для американцев, желающих посетить Россию или инвестировать в нее. Наконец, отказ в визах американским учителям в Англо-американской школе при посольстве воспринимается как попытка оказать давление на дипломатов и их детей, которые хотят изучать русский язык и культуру страны. Ведь, как отмечает бывший генконсул в Санкт-Петербурге Джон Эванс, некоторые американские дипломаты отправляют своих детей в Россию, чтобы они могли научиться свободно общаться на русском языке.

Как далеко зайдет российско-американский дипломатический кризис — сложно предугадать. Однако, в точном соответствии с пословицей «паны дерутся, а у хлопцев чубы трясутся», в проигрыше остаются простые граждане. Так, пока США и Россия выясняют отношения, время ожидания собеседования на получение американской визы в Москве растягивается в среднем до 300 дней.

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.